Три портрета эпохи героев - Сценарии наших мероприятий - Каталог файлов - Сайт Степногорской ЦБС
Суббота, 03.12.2016, 15:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Погода
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог файлов

Главная » Файлы » Сценарии наших мероприятий

Три портрета эпохи героев
[ Скачать с сервера (83.5Kb) ] 19.10.2011, 18:43

Три портрета эпохи героев

Аблай-хан  (1711-1781),

 Богенбай-батыр (1690-1775)

 и Бухар-жырау ( 1668-1781)

    «История наша - несколько вспышек в ночной степи. У костров ты напета, на развалинах Семиречья, у коварной, обиженной Сырдарьи. Города возникали, как вызов степи и гибли в одиночку»,- так писал Олжас Сулейменов.

      Вспышки в ночной степи… Порой это  редкие огоньки, порой целое море огней, озаряющее древнюю степь.  Начало 18 века. Кажется, никогда в степи не было столько дыма и пыли: войны, набеги, пожары. Но и никогда столько огней не зажигалось в степи, как в те тяжелые годы. Никогда не рождалось столько ярких личностей, как в те времена, когда судьба народы висела на волоске.

        Говорили, да и сейчас нередко слышишь, что историю делают люди белой кости. Но во времена тяжелых испытаний, когда ценится не столько родословная, сколько ум, талант, выдвигаются люди из разных слоев общества, они сражаются плечом к плечу, и потом вместе остаются в истории, песнях, легендах, памяти.

      Так, в самом почитаемом пантеоне казахов - мавзолее Ходжи Ахмета Ясауи, похоронен и чингизид Аблай-хан, и  Богенбай- батыр, он из  простых, «черная кость», прославившийся не своей родословной, а талантом и умом и мужеством. А у подножья гор Далба, что возле Баян-Аула, покоится прах их не менее знаменитого современника- бедняка, знаменитого Бухар-жырау. Он не только никогда не имел никакого имущества, но и не стремился к этому. Порой у него не было даже своего коня. Но грозный Аблай-хан почтительно слушал его, и мудрый Богенбай спрашивал его совета. Пути этих людей - великого хана, великого батыра, великого певца то сходились, то расходились, но, вольно или невольно, все, что они делали, помогало выжить народу, сказать свое  слово в истории.

        Начало 18 века - время трагическое в истории казахов. Уже больше 100 лет не прекращались войны.  Вообще по этим землям - от Каспия до Алтая -  не раз прокатывались волны завоевателей. То это были  таинственные гунны, явившиеся из просторов Азии, опустошившие Европу. Еще свежа была память о походах Чингисхана. Самые знатные казахские аристократы ведут свою родословную от него, но после его походов в руинах лежали казахские города. Впрочем, все эти завоеватели  уничтожали все, что им попадалось на пути, походя - цель у них была иная.

      А  17-18 веках казахская степь была окружена врагами, пытавшимися урвать клок земли от степных пастбищ. С севера грозили башкиры и калмыки. Но более страшная опасность грозила с юго-востока. Там, где кончались горы Тянь-Шаня, а  хребты Алтая виднелись лишь в дымке,  через Джунгарские ворота уже 100 лет врывались джунгары. Это были хорошо обученные воины, к тому же им нечего было терять. Могучая китайская империя держала этот народ как передовой отряд для нападения на народы Средней Азии. Безжалостно подавляя джунгар, сгоняя их со своих земель, китайцы охотно предоставляли им и помощь, и советников, если те отправлялись в завоевательные походы.

        В 1710 году в очередной раз запылали сигнальные костры на караульных сопках напротив Джунгарских ворот. Казахским воинам давали знать о приближении джунгарского войска. В Каракумах был создан курултай Казахской орды, где решался вопрос, как быть?  Кто-то советовал отказаться от сопротивления, положившись  на милость победителя. Другие  предлагали спасаться бегством за Волгу- Итиль. Иные думали, что надо разбежаться, подобно зайцам, во все стороны.  Тогда решающее слово сказал батыр Богембай. Он пристыдил малодушных призывая встать на защиту своей земли.

        Батыру было всего 30 лет, но в степи он слыл не только мужественным воином, но и мудрым человеком. Говорят, хан Тауке, в числе прочих. приглашал батыра для составления свода законов - Жеты Жоргы- Семь истин.

    Богенбай не принадлежал к знатному роду, но дед его был  известен как воин, освободивший  12 городов, среди которых был и Туркестан.  Говорят также, что дед его – Акчи, славился и как поэт, и как оружейный мастер.
Все эти достоинства получил в наследство Богенбай. Своим красноречием он мог организовать людей, учил аульчан обращаться с оружием
. Говорили также, что Богенбай воспитывался вместе с детьми хана Тауке.

     После речи Богенбай на курултае,  именно его назначили предводителем народного  ополчения, выступившего против джунгар.  Костяк его войска составляли его родичи, их так и звали «сорок  батыров из рода канжигалы». Во главе этого войска Богенбай одержал не одну победу над джунгарами, проявив свои таланты как военачальника, так и единоборца.  Не раз его победы над врагом в единоборстве определяли исход боя.

          Батыры- рыцари степи, это особая каста со своим кодексом чести.  Для батыра немыслимо было победить врага исподтишка: бой мог быть только честным. Можно без преувеличения сказать, что победы, которые казахи одержали в те годы, были на 90 процентов заслугой батыров.

       А ханы тем временем боролись за власть. Каждый тянул на себя. «Все те же киргиз-кайсацкие орды могли бы джунгар одолеть, если бы обще согласились»- писал историк. Тем не менее, в 1712-14 годах казахи не только отвоевали  пастбища, но вышли на границу ойратских улусов. Но дальше были поражения у Аягуза,  Арыси. Мало было иметь храбрых батыров, был нужен сильный руководитель, который своей властью смог бы объединить всех.  Хан у казахов был, но с его властью никто не считался. Удельным князям,  от которых зависел выбор хана,  был выгоднее слабый, мягкотелый правитель.

        Но тот, кто силой, хитростью, военным талантом сможет объединить народ, был еще слишком мал.  Его звали Абильмансур. Он происходил от той старшей ветви Чингисхана, из которой всегда выбирали ханов, высшей аристократии- торе.

     Говорят, деда его звали Аблай, был он правителем небольшого города близ Туркестана. Почему- то его прозвали Кровавым. По мнению одних,  за беспощадность к врагам, другие предполагали, что он был патологически жесток. Сын его, Вали,  напротив, был мягок, отличался склонностью к наукам и вовсе не был силен  в военном искусстве. Он не сумел защитить город от врагов и был убит. Сына Вали - Абильмансура, ждала та же участь. Но верный его слуга Ораз спас мальчика. Начинать жизнь юному чинргизиду пришлось как обычному кочевнику.  Мальчик пас овец у богатых родственников, грязный, оборванный, он не зря получил прозвище Сабалак.

         Вот таким увидел его впервые уже прославленный Бухар-жырау. Он был уважаемым бием при дворе хана Тауке,  самого мудрого государственного деятеля средневекового Казахстана. После него ни с одним другим правителем Бухар-жырау не мог найти общего языка.

      Но мальчика- пастуха почему-то запомнил. Может, кто-то по секрету шепнул ему о высоком происхождении Сабалака, а может… Ведь не зря жырау считали не только поэтами, но и пророками, толкователями снов. Во всяком случае, много лет спустя, в одной из песен, посвященных Аблаю, он напишет:

 О, Аблай, в 11 лет

Ты мальчишкою был простым,

 А в 16 Абульмамбет

Пастухом тебя сделал своим.

Пас верблюдов в Сары-Арке

И Аблаем  тебя не звали-

Сабалак было имя твое

И таким мы тебя видали.

      Трудная юность Абильмансура совпала с годами бедствия казахов. В 1723 году джунгары опять вторглись в степь. Застигнутый врасплох. Казахи  были вынуждены отступать, бежать, бросая скот, кибитки, пастбища. Роды старшего жуза переправились через Сырдарью, ушли на юг, к Хадженту. Кто-то бросился на север, на Яик, где кочевали калмыки. Но пришельцам нигде не были рады, ведь толпы людей разоряли города. Опустели, обезлюдили Самарканд, Бухара. Жители бежали из них. Поэтому  местное население готово было само добивать казахов, отнимая у них скот, выгоняя со своих земель.

       И, как это часто бывает, беда не приходит одна. Кажется, сама природа была против несчастного народа.  Настали небывало ранние холода, когда в октябре настала зима,  и степные речки промерзли до дна. Говорят, в ту зиму даже волки замерзали в степи, а скот гиб от бескормицы.

      Прошло еще 5 лет, и казахи снова собрались с силами. В 1728 году джунгары снова отброшены из Сары- Арки.  Но война, длившаяся десятилетия, еще не закончена. Новые нападения и новые сражения. Где-то в песнях сохранилось воспоминания, что в составе дружины Богенбай сражался юноша по имени Сабалак. А  однажды взошла его звезда. В одном из сражений никому не известный юноша убил на поединке главного батыра джунгарского войска - Чарыша, родича самого хана. Он бросился на врага с кличем Аблай, взяв для этого имя деда, быть может, потому, что в степи все боялись его. Эта победа сделает его знаменитым.  Он занял, наконец, то место, которое положено ему было по рождению, но получил его за личные заслуги.

       Молодой Аблай - так отныне станут звать его,  будет избран  одним из султанов Среднего жуза. Впрочем, он хотел большего: стать ханом  Среднего жуза, а затем ханом Казахской орды, объединив под своей властью весь народ.

        Война продолжалась. Каждый делал свое дело. Батыры вели дружины, совершали подвиги. Поэты  слагали о них песни. Есть песня, где  рассказывается об одном из боев Богембая с джунгарским батыром Шуно Дабо. Не раз они встречались в боях, но никогда один не мог победить другого. Они решили даже, что если встретятся еще раз, то не станут следовать правилам чести, но не смогли отступить от кодекса батыров. Бились они в честном бою, и пробило копье Богембая доспехи джунгарского батыра. Смертельно ранен был воин, но конь вынес его с поля боя и бросился в реку. На другой стороне были джунгары. Поднял было Богенбай лук, чтоб послать стрелу вдогонку врагу, но не смог бить в спину. Видел Богенбай, как Шуно Дабо добрался до своего берега и как джунгарский хан добил своего раненого воина.

     Эти и другие песни дошли до нас потому, что в каждом бою на возвышении стоял певец и следил за боем. В степи, где не было письменности, певец оставался единственным летописцем событий, который не боялся сказать правду, даже если она неприятна.

        Одним из таких поэтов был Бухар-жырау. Батыры, выдвинувшиеся в эпоху Аблая и ставшие его соратниками, чтили Бухара как великого человека и идейного вдохновителя. Богенбай почитал за честь свою дружбу с Бухаром жырау.

        Прожив долгую жизнь, Бухар-жырау стал свидетелем многих исторических событий. Бухара прозвали ("комекей аулие"-святая гортань). Никого другого ни из предшественников, ни из современников Бухара так не называли. Его дар поэтической импровизации считали вещим. С детства, сообщают хранители преданий, Бухар был "сакау"-глухонемым. Однажды, когда мальчику было 7 лет (13, 17, 20), его родные уехали на похороны родича. В пустом ауле, подойдя к месту доили кобылиц, Бухар попал в смерч, завитый неведомо откуда налетевшим порывом ветра, и тогда из его уст безостановочно полилась песня. Глухонемой услышал и заговорил, заговорил стихами. Эта часть жизни Бухара, безусловно, легендарна, но это указание на то, что в повседневной жизни Бухар говорил стихами.  

         Его называли придворным певцом Аблая, но это вовсе не значило, что он готов был в любой момент прославлять своего хозяина. Певец свободен.  Ему ничего не нужно: ни богатства. ни чинов. В своей славе он не уступал Аблаю, имя его было известно по всей степи. Поэтому, приезжая в ставку Аблая, он мог  свободно говорить о том, что думают в степи, что думает сам. Порой слова его были дерзки:

Ты не сердись, не гневайся, эй, хан Аблай!

Меня обидеть не желай!

Ты желчью злой не исходи, и гнев свой не копи в груди!

        Влияние Бухара на хана было так велико, что от него во многом зависела ханская политика. Бухар может позволить в отношении к "деспотически и самодержавно правящему Аблаю" (Ч.Валиханов) то, что никто не посмел бы, и по просьбе народа не раз выступает в защиту оказавшихся в немилости у хана. Он советовал Аблаю не воевать с Россией , остерегаться китайско-манчжурских войск.  Бывали между ними размолвки, но Бухару было за 60, когда он поверил в  молодого султана и пошел за ним.    Поэтому чаще всего певец рассказывал о битвах, которым бил свидетель, донося до нас подробности, которые сейчас были бы утрачены. Хотя Аблай в них все больше делается похожим на героя восточных легенд.

Вот Аблай, серый волк степной,

Взмыл, как сокол, летел стрелой,

 Впереди отрядов летит,

 Он к Токалтереку спешит.

 Кони мчались туда три дня,

Там Аблай, не слезая с коня,

 Вдруг устраивает совет…

       Дальше Бухар-жырау рассказывает о том, как один из батыров стал дерзить и возражать хану, говоря, что не надо рыскать по степи, как волки, что так можно попасть в засаду. И тогда, как поется в песне, грозный Аблай заплакал:

 Нет средь вас батыров таких,

Как я знал средь кереев, уаков,

Нет таких, чтоб стремились вперед,

Оскудел на героев род,

Опозорился я, погас,

Еще только воспламеняясь.

     Чтоб грозный Аблай плакал…   Но, наверное, не зря его считали хитрым дипломатом. Он знал, с кем надо быть грозным,  с кем жестоким, с кем уважительным, а где можно прикинуться слабым. Возможно,  показав слабость. Аблай сыграл на тех струнах, которые подняли боевой дух воинов лучше, чем грозные приказы.

 А вот как описывает Аблая Бухар в бою:

Хан Аблай, ты ходил, гогоча,

Как бура, бушуя, крича,

Ты врывался, как свет луча!

        Аблай становился одним из самых известных   людей в степи. Но в 40-е годы его ожидало испытание. Отряд Аблая попал в окружение. Воинов перебили, Аблая взяли сонным. Ему было чего опасаться у джунгар? Кунтайши Галден-Церен не мог простить Аблаю гибели его  родственника, убитого им в единоборстве. Но, узнав Аблая, правитель проникся к нему уважением. Они вели беседы, где молодой султан показал свой ум. «Если бы ты родился раньше, ты бы стал властелином мира»- сказал своему пленнику Галден-Церен.

        Казахи тем временем принимали меры для освобождения Аблая. Было отправлено представительное посольство, которое убедило правителя принять вместо Аблая других знатных заложников.  Тот признал Аблая правителем казахских степей и заключил с ним договор о мире. Аблай породнился с джунгарским правителем, взяв жену из его рода,  и отправился на родину. Впрочем, есть другая версия освобождения Аблая. Говорят, за него вступился русский посол.

       Это было время, когда  между Россией и казахскими ханствами велись активные переговоры.  Еще хан Тауке говорил о принятии российского подданства. Хан Младшего жуза Абулхаир уже подписал договор с Россией. Вместе с ним Богенбай убеждал земляков, что под защитой России казахам будет жить спокойнее: « Когда киргизская орда в подданство Российской империи не была принята, не ото всех ли они сторон,  по поступкам своим всегда беспокойство принимали, почти  ото всех повсюду бегаючи, яко зайцы от борзых собак. Разорялись и скот свой  бросали, а иногда, случалось, и сами находились в нужде, и жен бросали, и детей, а только сами уходили. Когда калмыки набегут, побегут в сторону, а башкиры нападут, побегут в другую сторону. А волжские калмыки и яицкие казаки набегут, так они  и места бегать себе не находят»,- так он говорил генералу Тевкелеву.

       Конечно, отношение к российскому подданству было сложное. Русские строили крепости, а вслед за солдатами шли поселенцы,  забирая себе земли, где кочевали казахи. Но, хотя русские в конфликты не ввязывались, силы их боялись. А заодно оживилась торговля, казахские купцы могли беспрепятственно торговать на рынках России. В соответствующем указе говорилось: «А если от казахов торговые люди приходить будут,  то путь торгуют свободно и безо всякой обиды»

       У Аблая отношение к России было сложное. Он тоже принял русское подданство. Но Россия так и не признала его ханом. А, кроме того,  в мире произошли значительные изменения. Джунгары, которые 200 лет были бичом казахов,  ослабели, и не могли уже играть в степи  большую роль. В итоге Китай окончательно уничтожил джунгарское государство. Но теперь уже не было прослойки между степью и огромным Китаем.

        Огромное китайское войско было непобедимо: на смену погибшим воинам подходили тысячи и тысячи новых. В этих боях, как лев, бился Богенб ай- батыр. Он  вступил в великое сражение под Талкы с впервые пришедшими в Восточный Туркестан китайскими войсками. В этой битве он нанес китайцам крупное поражение и преследовал их до Урумчи. И тем не менее, силы были не равны.  После кровопролитных боев с китайцами, Аблай отступил. Китайцы бросились было в погоню,  Но сообразили, что война в огромной степи может принять затяжной характер. Тогда обе стороны предпочли дипломатию военным действиям. Отныне Аблай, не отказываясь от российского гражданства, будет отдавать все знаки почтения китайскому императору, называя его старшим братом.

           Правнук Аблая, Чокан Валиханов, писал:   «Не один киргизский хан не имел такой неограниченной власти. Он первый предоставил своему произволу смертную казнь, что производилась прежде не иначе, как по положению народного сейма. И усмирял своеволие сильных родоначальников и султанов, которые  ограничивали его власть». И вместе с тем, он же признает, что   в преданиях киргизов Аблай носит какой-то поэтический оттенок, век Аблая у них является веком киргизского рыцарства. «Его походы, подвиги богатырей его эпохи,  служат сюжетами эпических рассказов».

        В самом деле, все сильное и героическое в степи тянулось к Аблаю. О нем уже при жизни  слагались легенды. Так, много говорили о священном белом верблюде, который оберегал судьбу хана. Перед сражением смотрели, в каком направлении ляжет бура.  В романе Есенберлина «Кочевники», во второй его части  «Отчаяние» автор пишет так: « Белый верблюд появился у него после джунгарского похода, после того, как погиб его любимый сын, первенец Жанай. В то утро, еще не оправившись от горя, Аблай вышел из своей юрты и увидел стоявшего на краю аула необычного белого верблюда. Он был огромен. Снежно- белая грива длинными космами свисала до земли. Верблюд не испугался, а лишь скосил глаза, когда султан подошел к нему». Он не давался в руки, убегал, но регулярно появлялся. Кочевники связали его появление со смертью сына султана. Но заметили, что с его появлением пришла удача. А позднее верблюд показал всю свою силу.

       Перед одним из походов против джунгар Аблай собрал совет, но военачальники не могли прийти к определенному решению. Выйдя утром из юрты, Аблай увидел, что верблюд лежит головой не на запад, как обычно, а на восток. Войско выступило в том направлении, и поход был удачным. С той поры, куда бы ни направлялся Аблай¸ верблюда вели за ним. Трудно сказать, действительно ли верил Аблай в волшебную силу верблюда, но в преданиях о нем верблюд занимает немалое место, сам же  Аблай считается избранником судьбы.

     Говорят, Аблай был фактическим правителем казахов чуть не 40 лет. Будучи всего лишь султаном, он решал вопросы войны и мира, которые подвластны только хану. Причем не только Средний жуз, но и большая часть Старшего и Младшего жуза подчинялись ему. Но высший триумф для правителя, когда самые почтенные люди поднимут его на белой кошме выше своих голов, потом поставят на землю и будут перечислять его великие дела. А вновь избранный хан снимет с себя прежние одежды, чтоб надеть  одеяние, приличное  для нового звания. Старые же одежды присутствующие разорвут в клочья и будут потом хвастаться лоскутом халата или штанов, привезя его домой как реликвию. Этой высшей чести Аблай был удостоен в 1771 году, когда его признали ханом Казахской орды.

       Говорят, в ночь накануне того дня, когда лучшие люди трех жузов обмыли Аблай-хана в молоке белых кобылиц, подняли на белой кошме и провозгласили ханом всех казахов, он увидел тогда чудесный сон и попросил вещего Бухара-жырау разгадать его. Вот сон, "Когда верхом на жеребце Жалтынкуйруке прогуливался я по Сары-Арке, дорогу мне перешел лев. Я погнался за ним и вспорол ему брюхо. Но тут из львиного нутра выскочил тигр и бросился убегать. Я догнал тигра и тоже вспорол ему брюхо. А из тигра выскочил матерый волк. Догнав и вспоров брюхо волку, я увидел огненно-рыжую лису. Когда я ее убил, разные мелкие твари поползли из нее: черви, муравьи, раки, лягушки, ящерицы. Миллионы были их, и все они лезли по ногам коня вверх, на меня - под мышки, за шею, в волосы на голове. Я закричал и проснулся от звука собственного голоса..."
Вот как разгадал этот сон вещий Бухар-жырау: 
"Раз был ты верхом на Жалтынкуйруке, значит, прочно сядешь на ханский престол. А если выскочил перед тобой на дорогу лев, значит, сын у тебя будет такой. От сына этого внук у тебя будет как тигр. Правнуком твоим будет матерый волк. Но времена станут меняться, и придется стать твоему праправнуку хитрым и изворотливым, как лиса. Что может родиться от нее, кроме многочисленной мелкой твари? Измельчает твой род и рассыплется по земле. Так всегда было и так будет....

       Но годы берут свое. Эпоха Аблая, время героев шло к концу. Через 4 года не станет Богембая. Старый батыр уже лет 10 как отошел от дел. Он поселился в Ерментауских горах, где жил, окруженный взрослыми детьми, подрастающими внуками. Но у него было еще слишком много сил, чтобы просто отдыхать. В жизни он много видел, знал, как живут другие народы, теперь ему хотелось попробовать мирные дела. По его наказу, казахи сеют пшеницу. В окрестностях,  богатых полезными ископаемыми, казахи ищут золото. Давно Богембай мечтал, чтобы у казахов было свое оружие: пушки, ружья. Надо бы научиться это делать. А пока он строит кузницу.

      О чем вспоминал старый батыр?  О единоборствах, боях, где он сражался  во главе отряда. На его боевом счету более 300 единоборств и 103 проведенные битвы. Не зря о Богенбай-батыре в свое время Бухар-жырау говорил: «Это защита и опора казахов».  Может, он вспоминал  о  своем последнем походе на Алтай, где на горе возле реки Бухтармы, он сидел в засаде  и следил, как внизу   проходят женщины, которых джунгары ведут в рабство, гонят скот, отобранный у казахов. А потом батыры, как лавина, скатились  с гор, уничтожили охрану и спасли пленниц. Перевал, где это произошло, до сих пор зовут перевал Богенбай-аусы.

     Он прожил 85 лет, и весть о его смерти быстро облетела степь и докатилась до Туркестана, где жил стареющий Аблай.

Эй, Аблай, Аблай!

Послушай мои слова!

Тот из твоих соратников,

Кто был постарше тебя,

Чья голова была помудрей  наших,

Тот, кого уважал ты в юные годы,

Кто сравнялся с тобой в годах.

 Потому что старше 65 все сверстники,

Но кому, тем не менее, перевалило за 80,

Умер наш батыр. Умер Богенбай.

        О чем думал тогда Аблай? Вспоминал свои первые битвы в отряде Богенбая? Или думал о том, что батыр был одним из немногих, с кем он считался? А, может, с обидой вспоминал, как просил Богембая подарить ему коня, а тот отказался?  Но, во всяком случае, он отдал долг своему соратнику, устроил тому пышные поминки.

      Ему оставалось самому жить всего 6 лет. О последних годах его жизни пишут по-разному. Говорят, он продолжил военные походы, вновь завоевав Ташкент, Шымкент, что он продолжал усмирять непокорных родичей и умер в седле, возвращаясь из похода.

       Правнук же его, Чокан Валиханов, утверждал, что Аблай раздал все свои  владения сыновьям, которых у него было 71 и отправился  на покой в Туркестан. Впрочем, по другим данным у него было 30  сыновей и 40 дочерей. Валиханов писал также, что Аблай перед смертью советовал своим сыновьям никогда не решать сполна междуродовые споры казахов, потому что лишь несогласие и раздоры могут стать незыблемой основой ханской власти. Но приходили уже другие времена, и сыновья не смогли воспользоваться советами отца. Вали, сын его второй жены и дочери каракалпакского бека, был последним ханом казахов.

     Бухар-жырау пережил Аблая на несколько месяцев, успев сложить погребальную песнь, жоктау, где были такие слова:

Счастлив был его народ,

В тучных травах пасся скот,

Ты, Аблай, сзывал гостей

С гор далеких и степей,

Щедростью дивил своей.

Ты врагов разить привык,

Так кому ж, как не тебе

Видеть в небе Божий лик?

     Аблай похоронен в фамильном склепе под мечетью Ходжи Ахмета Ясауи. Несколько лет назад, во время реставрации  мавзолея, было найдено захоронение, по мнению историков, принадлежащее Аблаю. Антропологи восстановили его скульптурный портрет, который является единственным более или менее точным изображением легендарного хана. Там же, в Туркестане, похоронен и Богембай.

     В Баянаульском районе Павлодарской области покоятся останки Бухар-жырау. Его песни поют до сих пор.

Тюльпан завянет, яркий, как  курай,

Усталый беркут потеряет силу.

Среди других не лучший, я, Аблай,

Теперь другое время наступило.

 Мой час прошел, а ты, назвавшись ханом,

На небосклоне вспыхнул, как звезда.

 Когда б мечтал ты только о стадах

И думал о богатстве постоянно,

Тебя б народ не принял никогда.

          Жырау воспевали подвиги других, но если певец сам был яркой личностью,  то песни о других становятся памятником ему, памятником, быть может, более долговечным,  чем монументы героям. В стихах Бухар-жырау живет он сам, живет его время - страшное и героическое. В его стихах - высокий дух казахов, который помог им пережить время великих бедствий.

Хоть увидит вселенную он целиком,

Хоть удастся войти в золотой ее дом,

Хоть ему доведется гулять среди звезд

И достигнуть Луны в дерзновенье своем-

Жажду знания не утолит человек.

 

Хоть все тайны постигнет науки любой,

Хоть ощупает все он пытливой рукой,

Даже если он будет доволен собой,-

Не насытится жизнью своей человек.

 

 

Категория: Сценарии наших мероприятий | Добавил: Nataly | Теги: Аблай-хан, джунгарские войны, Богенбай, Бухар-жырау
Просмотров: 2334 | Загрузок: 449 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]