Размышляя о "Мастере и Маргарите" М. Булгакова - Сценарии наших мероприятий - Каталог файлов - Сайт Степногорской ЦБС
Пятница, 09.12.2016, 02:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Погода
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог файлов

Главная » Файлы » Сценарии наших мероприятий

Размышляя о "Мастере и Маргарите" М. Булгакова
13.07.2011, 17:05


Размышляя о «Мастере и Маргарите».

 

    К худу это или к добру - мы ведь сейчас все время ждем знаков и пророчеств - но 2011 год вышел весь насквозь булгаковским. 15 мая  исполнилось 120 лет со дня рождения писателя, а в ноябре грядет дата не столь круглая и громкая, но   незабываемая. Да и как ее забыть? В дни моей студенческой юности заполучить в руки  ноябрьский- 11 номер журнала Москва за 1966 год, было неслыханной удачей: ведь там начал печататься роман «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Поэтому когда  в кладовке у моих родственников я нашла годовую подшивку этого журнала,  это стало вехой не только для меня, но и для моих друзей - Мастер вошел в нашу жизнь.

         А несколько лет спустя я получила подарок, который с благодарностью храню до сих пор: два больших альбома со вклеенными в  них фотографиями -  полным текстом романа. Вот в таком виде мы его тогда читали и перечитывали.  А потом пришла перестройка, и роман Булгакова стал  издаваться большими тиражами наряду с другой ранее недоступной для широкого читателя литературой. Мы тогда  буквально захлебывались от новых литературных впечатлений. Но  пролетели те бурные годы. Улеглись страсти. Оглядываемся назад: да, хорошие были книги, но  мы их прочли и оставили там, в начале 90-х.  А  булгаковский роман,  даже  утратив  ореол запретности,  читается, перечитывается. И. что любопытно,   школьники,  которых читать не заставишь, «Мастера и Маргариту» знают и многие любят.

     Конечно, восприятие меняется. И то, что раньше принималось безоговорочно,  сегодня вызывает вопросы. Хорошо ли это, что самые яркие образы  романа - Воланд и его свита?   Немного жутко делается: молодые мальчики   воспринимают Воланда как своего героя

    О «Мастере и Маргарите» написано много, есть книги замечательные, но это всего лишь чьи-то версии, и ответы на свои вопросы приходится искать самому.
   И первый вопрос, который возникает, когда думаешь об этом романе чем он так притягивает? Согласитесь, вещь странная, где самым невероятным образом перемешались древняя Иудея, Москва 30-х годов, московская богема и обыватели. Множество человечков  ничтожных, нарисованных чаще всего одной краской,  обрисованных
 несколькими фразами,  но незабываемых. Может, дело в виртуозности
 характеристик?     
  Заплясал Глухарев с поэтессой Тамарой Полумесяц, заплясал Квант, заплясал Жукопов- романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. Плясали: Драгунский, Чердакчи, маленький Денискин с гигантской Штурман Жоржем, плясала красавица архитектор Семейкина-Галл, крепко схваченная неизвестным в белых рогожных брюках. Плясали свои и приглашенные гости, московские и приезжие, писатель Иоганн из Кронштадта, какой-то Витя Куфтик из Ростова, кажется, режиссер, с лиловым лишаем во всю щеку, плясали виднейшие представители поэтического подраздела Массолита, то есть Павианов, Богохульский, Сладкий, Шпичкин и Адельфина Буздяк, плясали неизвестной профессии молодые люди в стрижке боксом, с подбитыми ватой плечами, плясал какой-то очень пожилой с бородой, в которой застряло перышко зеленого лука, плясала с ним пожилая, доедаемая малокровием девушка в оранжевом шелковом измятом платьице. Какая чисто гоголевская расточительность характеристик не то что второстепенных, но даже однажды мелькнувших персонажей!

- И было в полночь видение в аду. Вышел на веранду черноглазый красавец с кинжальной бородой, во фраке и царственным взором окинул свои владения. Говорили, говорили мистики, что было время, когда красавец не носил фрака, а был опоясан широким кожаным поясом, из-за которого торчали рукояти пистолетов, а его волосы воронова крыла были повязаны алым шелком-    от гротеска, пародии Булгаков так непринужденно переходит почти что к романтической  поэме И подумать. Речь всего лишь о метрдотеле

 На ювелиршином пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно — жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой». Образ Бегемота, который, кстати, тоже имел прототип, вышел столь обаятельным и пластичным, что словно просится  на экран или холст, но никто адекватно изобразить его не может.

      Вот такая бисерная проза, где каждое словечко играет и сверкает, где высокий стиль, приправленный иронией, создает неповторимый язык.  Или, напротив того, без малейшей примеси иронии такая высокая, прямо заоблачная проза… Андрей Кураев, который осудил с христианских позиций «пилатовы главы», тут же  признается: « Я полюбил эту книгу, когда она еще не входила в школьную программу. И мог страницами цитировать ее по памяти. Даже спустя пятнадцать лет после прочтения, впервые оказавшись в Иерусалиме, я смотрел на Город через булгаковские стихи (язык не поворачивается назвать прозой его описание грозы над Ершалаимом). Иначе было просто невозможно: я стоял на вершине Масленичной горы; внизу был Город, а с запада, (но не сверху, а вровень с глазами) надвигалась гроза. Ну как тут было не вспомнить: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим - великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях…».

       И это чередование высокого и низкого, поэзии и сатиры создает особенный ритм романа. А переход из прошлого в настоящее, из мира реального в ирреальный, такой легкий, словно путешествия в разных измерениях - дело обыденное, всякому доступное - мы вдруг верим в  возможность этого,  заражаясь ощущением свободы.  И слово это  возникает в ключевые моменты романа. «Невидима и свободна! Невидима и свободна!»- так кричала Маргарита.

— Свободен! Свободен! Он ждет тебя! Горы превратили голос мастера в гром, и этот же гром их разрушил. Проклятые скалистые стены упали. Осталась только площадка с каменным креслом. Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч этих лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорога». Может, обаяние «Мастера» в том чувстве свободы, которое  автор передает нам? Свобода - свойство гения. В условиях крайней несвободы, отстаивая из последних сил право на внутреннюю свободу,  Булгаков создал мир, где все возможно.

    А вот еще такой вопрос:  в этой пестрой ткани романа есть ли какая-то мысль, которая пронизывала бы и связывала его? Что хотел сказать автор, работая 12 лет над произведением, уничтожая и снова возрождая его, наполняя его все новыми персонажами? Об этом мы знаем мало.  Известно,  что в первой редакции роман имел варианты названий "Черный маг", "Копыто инженера", "Жонглер с копытом".  Начатый роман был уничтожен автором 18 марта 1930 г. после получения известия о запрете   его пьесы о  Мольере  «Кабала святош». Об этом Булгаков сообщил в письме правительству: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…». Не так часто в русской литературе сжигались романы. Но уже через 2 года  по памяти Булгаков роман начинает восстанавливать. Об этом мы, в частности, узнаем из его письма к Вересаеву, создателю книги  «Гоголь в жизни»: «Просидел две ночи над Вашим Гоголем, — продолжал он письмо Вересаеву. — Боже! Какая фигура! Какая личность! В меня же вселился бес. Уже в Ленинграде и теперь здесь, задыхаясь в моих комнатенках, я стал мазать страницу за страницей  наново тот свой уничтоженный три года назад роман. Зачем? Не знаю. Я тешу сам себя! Пусть упадет в Лету! Впрочем, я, наверно, скоро брошу это». Не бросил. Писание романа будет продолжаться до конца его жизни, параллельно с «Театральным романом», другими работами. 

      А между сожжением и возрождением романа были самоубийство Маяковского весной 1930, и звонок Сталина к Булгакову на другой день после похорон
Сталин: C Вами Сталин говорит. Здравствуйте, товарищ Булгаков.
Булгаков: Здравствуйте, Иосиф Виссарионович.
Сталин: Мы Ваше письмо получили. Читали с товарищами. Вы будете по нему благоприятный ответ иметь… А, может быть, правда - Вы проситесь за границу? Что, мы Вам очень надоели?
Булгаков (растерянно и не сразу): ...Я очень много думал в последнее время - может ли русский писатель жить вне родины. И мне кажется, что не может.
Сталин: Вы правы. Я тоже так думаю. Вы где хотите работать? В Художественном театре?
Булгаков: Да, я хотел бы. Но я говорил об этом, и мне отказали.
Сталин: А Вы подайте заявление туда. Мне кажется, что они согласятся. Нам бы нужно встретиться, поговорить с Вами.
Булгаков: Да, да! Иосиф Виссарионович, мне очень нужно с Вами поговорить.
Сталин: Да, нужно найти время и встретиться, обязательно. А теперь желаю Вам всего хорошего.

     Встреча Булгакова со Сталиным так и не состоялась. Но 19 апреля 1930 года Булгаков был зачислен ассистентом-режиссером во МХАТ.  И первой его работой во МХАТе станет  инсценировка «Мертвых душ» Гоголя.

 И параллельно развивающийся роман - не череда ли мертвых душ? Мы их немало видим и в окончательном тексте романа.   Душ, так или иначе ставших жертвами этой странной заезжей четверки- дьявола и его свиты И даже в самом строе булгаковского романа, где сатирические главы  сочетаются с высокой прозой ершалаимских глав, эмоциональный строй которых заставляет вспомнить знаменитые лирические отступления из «Мертвых душ».

     Но между сожжением и воскрешением произойдут и другие события. Он встретит женщину, которые будут потом называть ведьмой и Маргаритой,  Елена Сергеевна Шиловская,  красивая, незаурядная,  она ушла  от комфортной по советским  меркам жизни  к неудачнику, писателю, которого не ставят и не печатают.  Елена Сергеевна всю себя посвятила мужу и его работе. Она писала под его диктовку, перепечатывала рукописи на машинке, редактировала их, составляла договоры с театрами, вела переговоры с нужными людьми, занималась корреспонденцией. Великой её заслугой является сохранение булгаковского архива — многие рукописи, хранившиеся в одном-единственном экземпляре, она успела перепечатать. Благодаря её невероятной энергии после смерти мужа  смогли увидеть свет многие до того неизданные его произведения — главным из которых является, конечно, роман «Мастер и Маргарита». 

   Образ красивой женщины, готовой на жертвы ради любимого, возникает в романе во второй редакции. Любопытно, что образ Мастера возник позднее, это был безымянный спутник Маргариты.  12 лет писался роман.  За это время  многое изменилось в стране. Если в конце 20-х еще можно было питать иллюзии, надеясь, что в стране возможно свободное творчество, вообще свобода, то  постепенно эта иллюзия исчезла, а следом стало ясно, что человек совершенно беззащитен перед лицом власти.

       О «нехорошей квартире» мы узнаем сразу странные вещи: «И вот два года тому назад начались в квартире необъяснимые происшествия: из этой квартиры люди начали бесследно исчезать.  Однажды в выходной день явился в квартиру милиционер, вызвал в переднюю второго жильца (фамилия которого утратилась) и сказал, что того просят на минутку зайти в отделение милиции в чем-то расписаться. Жилец приказал Анфисе, преданной и давней домашней работнице Анны Францевны, сказать, в случае если ему будут звонить, что он вернется через десять минут, и ушел вместе с корректным милиционером  в белых перчатках. Но не вернулся он не только через десять минут, а вообще никогда не вернулся.  Набожная, а откровеннее сказать — суеверная, Анфиса так напрямик и заявила очень расстроенной Анне Францевне, что это колдовство и что она прекрасно знает, кто утащил и жильца и милиционера, только к ночи не хочет говорить».  Но мы знаем, что не только в этой квартире, но и во многих других квартирах бесследно исчезали люди. Именно в 37-38 годах Булгаков особенно много работал над окончательным текстом романа. Не тогда ли стал так важен образ невинно осужденного Иешуа?

      Так, роман, который писался на протяжении 12 лет,  на фоне определенных исторических событий, впитал в себя огромный кусок жизни,  своеобразно преломляя пережитое. Но, в чем, быть может, уникальность "Мастера и Маргариты» - роман этот - это не столько ответ на мучившие людей ХХ века вопросы, сколько сами вопросы, которые автор задает истории, Богу, людям.

      Вот Иершалаимские главы.  Можно рассматривать их как своего рода вариации на темы Евангелия, а с другой здесь такая вечная проблема - человек и беспощадная власть. Что может отдельная личность? Иешуа не властен сохранить свою жизнь. Но  он может остаться самим собой, не изменив себе до самой смерти. Га-Ноцри многие называют слабым, но разве это не проявление какой-то высшей силы - не взирая ни на что, до конца верить, что добро составляет стержень жизни? И важно, что это не сын божий, знающий о своем воскресении, а просто Иешуа. Мы автоматически отождествляем его с Христом, но Булгаков несколько отдаляет образ своего героя от евангельского Христа.

         -Откуда ты родом?

      - Из города Гамалы, - ответил арестант, головой показывая, что там, где-то далеко, направо от него, на севере, есть город Гамала.

      - Кто ты по крови?

      - Я точно не знаю, - живо ответил арестованный, - я не помню моих родителей. Мне говорили, что мой отец был сириец...

      - Где ты живешь постоянно?

      - У меня нет постоянного жилища, - застенчиво ответил арестант, - я путешествую из города в город.

      - Это можно выразить короче, одним словом - бродяга, - сказал прокуратор и спросил: - Родные есть?

      - Нет никого. Я один в мире.

Можно, конечно, возразить, что это детали, а слова  о том, что он воздвигнет храм новой веры, да, наконец, приговор Пилата,  смерть на кресте - это все есть в Евангелии. Но с другой стороны, ведь известно, что  именно во времена римского владычества особенно напряженным было ожидание Мессии, и по дорогам Иудеи ходило немало странствующих учителей-проповедников. И такой проповедник при своей слабости, обладал такой силой, что за несколько минут перевернул душу самому Понтию Пилату.

     А кто такой Понтии Пилат? Жестокий, ненавидимый  в Иудее правитель, представляющий власть Рима.  Булгаковский Пилат тоже жесток. Надо думать, не одного иудея  он отправил на крест, не задумываясь. Но не их мы ставим ему в вину, а  этого одного. Почему?   Если по Евангелию, то ясно: Пилат отправил на казнь Спасителя. Но в романе об этом ни слова. Иешуа – просто  человек, который несмотря ни на что верит, что мир добр и разумен. Иешуа, в отличие от Иисуса евангелий, не ходит по воде, не воскрешает мёртвых. Но он совершил величайшее чудо: дал место в своей душе человеку, который угрожает его жизни, может стать его палачом, — он его полюбил!

       И что-то повернулось в душе Пилата. Этот арестант, избитый, обреченный пробудил  в правителе человеческие чувства. То  ли искусство врачевателя, то ли та правда, которая  просматривается за  вроде бы наивными словами арестованного, вызывают симпатию  не  у всемогущего правителя,  а у Пилата, больного стареющего и одинокого человека. И уже чудится ему, что одиночество может отступить, что будет на земле у него еще одно близкое существо, кроме собаки. И кажется, освободить узника ничего не стоит… Но вдруг  на вопрос Пилата, не говорил ли он что-то против кесаря, Иешуа простосердечно ответил:

-В  числе прочего я говорил, - рассказывал арестант, - что  всякая власть является насилием над людьми и  что  настанет время,  когда не  будет власти  ни кесарей,  ни какой-либо иной власти. Человек  перейдет  в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть.

-  На свете не было, нет и не будет никогда более великой и прекрасной для  людей власти, чем власть императора  Тиверия!  -  сорванный  и больной голос Пилата разросся. -  И  не тебе,  безумный преступник, рассуждать  о ней!

    Все, нет одинокого и страдающего Пилата, опять есть только государственная машина, карающая всех, кто посягнет на святыню - государство. Вот говорят, Пилат отправил на казнь невинного. Это с нашей, человеческой позиции  так, а для любого государства речи против него - серьезная вина. И сейчас, выйди человек на площадь и начни говорить, что государство - насилие над людьми, у него были бы неприятности, а во времена, когда роман писался, за это однозначно расстреляли бы. И любой  чиновник, пусть самый крупный, бессилен был бы спасти такого человека. Так что не в том виновен Пилат, что не спас Иешуа, вопреки законам. Здесь у него выбора не было. Выход мог быть один - выйти из этой системы, не задумываясь. Как Левий Матвей, мытарь,  бросил деньги в пыль и пошел за Учителем.  Можно ли этого требовать от обычного человека? Но, как раз в том и дело, что необычным он был, что он увидел Истину, которая ему приоткрылась и потянулся к ней, но не пошел за ней. Поэтому когда ругают Пилата за трусость, то надо понимать, что это не обычная житейская трусость.. Вообще Пилат из того слоя романа, который хоть не свет но устремлен у нему, пусть это неверный лунный свет.

   Большинство же героев о нем даже и не думают, погрязнув в житейских делах, совершая свои маленькие безобидные подлости и глупости. И тогда они становятся  добычей шайки Воланда. Один из распространенных вопросов, связанных  с романом - почему главный герой дьявол, да еще такой импозантный и обаятельный?  Ну насчет импозантности -  «росту был не маленького  и  не  громадного, а просто высокого. Что касается  зубов,  то с левой стороны у  него были платиновые коронки, а с правой -- золотые. Он был  в дорогом сером костюме,  в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на  ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя.  По виду -- лет сорока с лишним. Рот  какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет.  Правый глаз черный, левый  почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Словом - иностранец».   А вот  Коровьев: «Берлиоз отчетливо разглядел, что усишки  у него,  как куриные перья, глазки маленькие,  иронические и  полупьяные,  а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки». Так что привлекательны эти герои на фоне людишек уж и вовсе  ничтожных.  В сущности, никаких страшных грехов персонажи  московских глав романа  не совершают: ну подумаешь, позарились на халяву в варьете, ну бюрократы,  выпить и поесть любят, не могут отказаться от невесть откуда  взявшейся валюты. Таких людей было много тогда, а уж сейчас…  Это все даже осуждению не подлежит. А их наказывают,  правда, нестрашно,  и, поиграв, отпускают.  По-настоящему покарали лишь двух людей: Берлиоза - за воинствующее неверие и барона Майгеля - как стукача. Так что  прежде чем возмущаться присутствием дьявола, надо возмутиться наличием подобной фауны: а кто еще может здесь появиться? Силам сколько-нибудь светлым до такого мира дела нет.

     Что до двух главных героев - Мастера и Маргариты - здесь тоже много вопросов. Кто он - непризнанный гений или человек,  который не смог выполнить свою миссию?  Обычно пишут, что Мастер- человек добрый, талантливый, но не практичный и наивный. Выходит, столкнулся он с суровой литературной действительностью, поругали его собратья по перу, он  и сломался. Но давайте рассмотрим хронологию этих драматических событий. Роман он сжег в октябре. А потом-

-Через четверть часа после того, как она покинула меня, ко мне в окна постучали. То, о чем шептал больной на ухо Ивану, по-видимому, очень волновало его. Судороги то и дело проходили по его лицу. В глазах его плавали и метались страх и ярость. Рассказчик указывал рукою куда-то в сторону луны, которая давно уже ушла с балкона. Лишь тогда, когда перестали доноситься всякие звуки извне, гость отодвинулся от Ивана и заговорил погромче.

Да, так вот, в половине января, ночью, в том же самом пальто, но с оборванными пуговицами, я жался от холода в моем дворике. Сзади меня были сугробы, скрывшие кусты сирени, а впереди меня и внизу — слабенько освещенные, покрытые шторами мои оконца; я припал к первому из них и прислушался — в комнатах моих играл патефон. Это все, что я расслышал. Но разглядеть ничего не мог. Постояв немного, я вышел за калитку в переулок. В нем играла метель.

     Итак, прошло 3 месяца, с того времени, как к нему постучали. И вот он вернулся, в его квартире уже живут, а сам он в пальто с оторванными пуговицами, навек испуганный жизнью.  И говорить о том, что  с ним произошло, он может только шепотом на ухо. Нет, не интриги писателей сломали его, было что-то гораздо страшнее. Удивительно, как можно было не бояться писать такое в 30-е годы. Так что  отвечать на вопрос, почему же он оказался недостойным света по причине своей душевной слабости - бесчеловечно. А тогда почему не достоин? Может, потому что вся эта история с Пилатом и Иешуа для него лишь литература?  Он не сделал выбора, и Иешуа для него так же приемлем, как и Воланд?

      И Маргарита, о которой всегда говорят как об образце жертвенной любви, стала ведьмой, чтоб  спасти Мастера, но, явно, ей это понравилось, и к Воланду и его свите она относится как к существам высшего порядка, стараясь  соответствовать их обществу.    Вынужденно оказавшись среди самых ужасных грешников на балу, она, кажется, не очень-то потрясена этим. Кстати, еще до встречи с Азазелло  в ней  было уже что-то ведьминское. Вот как пишет автор: "Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонек, что нужно было этой косящей на один глаз ведьме? Мастер? Не знаю. Мне неизвестно». Она бросилась в эту  любовь с какой-то лихорадочной страстностью. Любопытна фраза, которой  герой  определяет их чувства: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!»  Кстати, этот  нож возникает и в других произведениях  и в письмах Булгакова. Так, после запрещения его пьесы в театре, он пишет:  «на Фонтанке, среди бела дня, меня ударили сзади финским ножом при молчаливо стоящей публике». Что-то тяжелое и гибельное было в этой любви.  Образ героини написан как-то неровно, она красива, умна, но порой ее речь так вульгарна: «Пошел ты к чертовой матери. Какая я тебе Клодина? Ты смотри, с кем разговариваешь, — и, подумав мгновение, она прибавила к своей речи длинное непечатное ругательство». Но в то же время  Маргарита делает непостижимый царский жест, когда на вопрос о том, какую награду она хотела бы получить за свою работу,  попросила, чтоб Фриде не подавали платок. «Я попросила вас за Фриду только потому, что имела неосторожность подать ей твердую надежду. Она ждет, мессир, она верит в мою мощь. И если она останется обманутой, я попаду в ужасное положение. Я не буду иметь покоя всю жизнь. Ничего не поделаешь! Так уж вышло».

    И за Пилата вступается именно она: «Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много? - спросила Маргарита. Отпустите его,  -  вдруг пронзительно  крикнула  Маргарита так,  как когда-то кричала,  когда была ведьмой,  и от этого  крика сорвался камень  в горах и полетел по  уступам 
в бездну, оглашая горы грохотом. Но Маргарита не могла сказать, был  ли это грохот падения или грохот сатанинского смеха. Как бы то ни было, Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него уже попросил  тот, с  кем он так стремится разговаривать,  - тут  Воланд опять повернулся  к мастеру и  
сказал:  -- Ну что же,  теперь ваш  роман вы можете кончить одною фразой!   Мастер как  будто бы этого ждал уже, пока стоял неподвижно и смотрел на сидящего  прокуратора.  Он  сложил  руки  рупором и  крикнул  так,  что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам: Свободен! Свободен! Он ждет тебя!
А вот еще загадка:  одним из самых главных человеческих пороков Иешуа назвал трусость,  согласимся ли мы с этим утверждением? Ведь обычно мы  называем другие пороки.  Чаще всего критики полагают,  что это обвинение Пилата в трусости. Но вот как эта фраза вписывается в контекст романа: перед казнью Христу предложили
 чашу, очевидно, с ядом. Он отказался. -Он сказал, — опять закрывая глаза, ответил гость, — что благодарит и не винит за то, что у него отняли жизнь. 
-Не пытался ли он проповедовать что-либо в присутствии солдат?
-Он не был многословен на этот раз. Единственное, что он сказал, что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость.
- К чему это было сказано? — услышал гость внезапно треснувший голос. — -Этого нельзя было понять. Он вообще вел себя странно, как, впрочем, и всегда… Он все время пытался заглянуть в глаза то одному, то другому из окружающих и все время улыбался какой-то  растерянной улыбкой.-Больше ничего? — спросил хриплый голос.
- Больше ничего. 
В этом контексте слова Иешуа не выглядят обвинением Пилату. корее это о себе: узник не захотел облегчить свою участь. А вот в финале романа   высказывание о трусости относится непосредственно к Понтию Пилату, который уже 2 тысячи лет обречен
 сидеть на пустынной  площадке.. И опять вопрос: а за что простили Пилата?
-  Он говорит, - раздался голос Воланда, - одно и то же, он говорит что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность. Так говорит он всегда, когда не спит, а когда спит, то видит одно и то же — лунную дорогу, и хочет пойти по ней и разговаривать  с арестантом Га-Ноцри, потому что, как он утверждает, он чего
-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удается, и к нему никто не приходит.
Все та же альтернатива: должность, на которой нельзя не убивать или лунная дорога, по которой можно идти и разговаривать о самом важ- ном. Две тысячи лет назад он выбрал должность, но та многовековая тоска по пути иному дала ему редкую возможность попробовать сделать выбор еще раз.
     Ну и, наконец, каково все же соотношение сил зла и добра в мире?  Что является их источником? Часто говорят, что разговоры о добрых людях наивны, в романе выведены почти что одна жулики, обманщики а значат, Булгаков сам не верит в это. Да, такова реальная, самая примитивная жизнь. Но не будем забывать, что бедный иудей 
Га-Ноцри преобразился в Того, кого даже темные силы называть не  смеют по имени.  Здесь уже нет зазора между Га-Ноцри и Христом.  И он составляет ту вертикаль в мире, на которую нанизаны все, даже Воланд, не оспаривающий  Его власть. Эпиграфом к роману Булгаков поставил отрывок из Фауста:- Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. Совершал Воланд зло или добро? Скорее он обнаруживал и констати- ровал людские недостатки, зачастую заурядные. Он не стремился сделать людей  лучше или подтолкнуть к дурным поступкам они были  ему неинтересны. Он играл с ними,  как кошка с мышью просто от скуки. Это как у Лермонтова: «И зло прискучило ему».
      Впрочем, когда ему встречались люди незаурядные, как наши герои, он относился к ним соответственно. И судьба Мастера и Маргариты тому пример. Кто-то выразил предположение, что целью визита Воланда в Москву был как раз роман Мастера. И хотя причастность  самого Воланда к этому роману  уже отмечалась нами,  но именно он 
передает  Мастеру оценку Того, чье имя не называют. То есть Воланд выступает как посланец высшего мира в мире земном, куда души высокие не спускаются. Зла после посещения стало ни больше, ни меньше, потому что только сами люди могут изменить это соотношение. Но люди постарались все забыть,  или как- то примитивно объяснить 
загадочные события той весны. Сталкиваясь с явлениями необычными
 люди во все времена  в конечном итоге, отказывались признавать их.
        Разве что  Николай Иванович, который побывал на шабаше в  роли борова,  тоскует под луной о своей Венере и раскаивается, что  пожелал вернуться к обыденной жизни. И Иван Николаевич, ставший профессором философии, в полнолуние испытывает  волнение. Его взгляд устремляется к луне, он пытается что-то вспомнить.   И видит он казнь. Палача и свет страшный, как перед  концом света.  А потом две фигуры на лунной дорожке. Но заботливая жена делает ему укол, и утром он просыпается обычным человеком, не ведающем о смысле ночных видений. А  что значили эти видения?
 Ведьминский морок или окно в мир более высокий, чем мир обыденный? И это тоже вопрос, который нам оставил Булгаков.    Как бы то ни было, «Мастер и Маргарита»- книга,  над которой хочется думать. И, возможно,  среди прочего,  наши  размышления как раз и позволят  медленно,  хоть немного сделать лучше наш мир.

 

 

 

 

Категория: Сценарии наших мероприятий | Добавил: Nataly | Теги: маргарита, Иешуа, Булгаков М., Пилат, Воланд, Мастер и Маргарита
Просмотров: 1350 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]